Дом-2
sobchak_xenia

      Вчера на телеканале ТНТ показали как я попрощалась с проектом «Дом 2». Решение это я приняла давно и с гендиректором ТНТ обсудила его еще два месяца назад. Однако по контракту я могла его покинуть не раньше первого июля. Это был некий этап моей жизни - первая работа, первые деньги. Стыдно ли мне за себя в «Доме 2»? Наверное, без этой школы жизни, без первого телевизионного опыта, без постоянных нападок на меня из-за этого телепроекта, я не стала бы такой, какая есть сейчас. И еще те тысячи участников, которые прошли перед глазами, научили меня одной важной вещи: люди независимо от уровня их образования, интеллекта, воспитания, очень похожи. Мы все нуждаемся в достаточно простых вещах - принятии, сочувствии, любви. И у меня нет и никогда не будет снобизма в стиле «что там за идиоты сидят и фигню обсуждают», а именно такие комментарии мне приходилось слышать в своей жизни. Это люди. Такие же, как мы все. Со своими переживаниями и горестями. Иногда нам всем просто страшно смотреть в то зеркало человечества, которое отражает и наши, в том числе, пороки.

      Мне было тяжело уходить, потому как за вывеской «Дом 2» 8 лет моей жизни, наш продюсер Леша Михайловский, шеф-редактор Саша Расторгуев, администратор Олечка, участники - иногда трогательные, иногда злые, иногда циничные, а иногда дико сентиментальные. И давайте не льстить себе самим: на уровне человеческой природы, мы мало чем от них отличаемся, просто кто–то воюет за вип-домик и плетет интриги вокруг дележа полочек, а кто–то делит сферы влияния в политике, шоу-бизнесе или партстроительстве. Но все это на самом деле одно и то же: желание показать себя лучше и талантливее на чужом фоне, дистанцировать одних и приблизить других. Доказать, что ты лучший в противовес другим, как говорится, «более худшим»

      На самом деле мы все хотим и стремимся только к одному: почувствовать себя любимыми и принятыми со всеми нашими недостатками, врожденными пороками и слабостями. Этому принятию я вначале стала учиться сама, а потом стала помогать (как могла) другим. И в этом смысле Венц из Дома-2 ничем не хуже и не лучше профессора Сорбонны: он Человек, с чувствами, страданиями, ощущениями. И, только перестав ставить себя выше кого-то, на основании того, что мы прочитали больше книжек или имели другого масштаба жизненный опыт, можно осознать что такое человечность и настоящая демократия.

      Кстати, я думаю, что такая неистовая порой критика «Дома 2» - это именно нежелание смотреться в зеркало нашего общества. Ведь известно, что больше всего мы, как правило, ненавидим то, что затрагивает что-то очень важное в нас самих и имеет к нам прямое отношение.

      Я ушла, потому что внутренне переросла этот этап, а также потому что считаю невозможным сочетать общественную деятельность с ведением подобного шоу. Нельзя быть полубеременным :) Раньше я считала, что достаточно отражать реальность, и люди сами ужаснутся, иногда задумаются и изменят ее, а сейчас я понимаю, что этого недостаточно, нужно не просто отражать - нужно создавать реальность, чтобы просвещать тех, кто все еще включен в отвратительную матрицу лжи и равнодушия нашего общества.

     Надеюсь, с моим уходом хотя бы «Дом-2» будут ругать меньше, так как мне сейчас кажется, что этот проект был всего лишь способом меня атаковать: заметьте, за все эти 8 лет похожих нападок и критики не было на мою равноправную коллегу Бородину или на телеканал и продюсеров. Надеюсь, всем этим людям, с которыми я столько лет работала, станет теперь чуть-чуть легче. И, пожалуйста, вините во всех грехах не «Дом-2», не реальность за окном, не начальника на работе и даже не Путина - начните брать всю ответственность за существующую действительность на себя одного, начните менять и въедливо, беспощадно критиковать себя и только себя - вы увидите, как мир отразиться совсем другим светом.

    Пишу я это не только вам, но и себе самой. Поверьте, груз своей ответственности я тоже ощущаю и сделаю все возможное, чтобы направить свою бурную энергию на позитивные и благородные цели. Простите, что мне не хотелось и было страшно сделать этот шаг раньше. «Дом-2», как Россия для чиновников, был моей персональной нефтяной иглой - стабильная зарплата и понятные условия игры в пространстве телеработы. Я не могу изменить свое прошлое, но я точно буду менять свое будущее. 

Ваша КС


Обращение к тем, кто в Кремле
sobchak_xenia

      Вчера я приняла очень непростое решение для себя - первый раз с 24 декабря не пойти на митинг. Приняла это решение, скажу откровенно, так как знала заранее, что основная цель будет стояние на мосту, прорыв и сидячая забастовка. Если бы не знала, конечно бы пошла. Я - мирный оппозиционер, который все это время отчаянно призывал власть услышать людей на улице, и, наконец, начать изменения и перестройку, а не продолжать создавать новые имитации и симулякры.

     И я еще раз постараюсь это сделать в этом открытом письме.

     В нарастании жесткости протеста виновата власть и только она одна. Есть два ужасных сценария - Вечная власть Путина и Революция. Оба этих сценария мне не симпатичны, потому как первый уничтожит остатки умных, успешных и здравомыслящих, а второй, революционный, тоже уничтожит именно этих людей, но другим способом. Революция всегда пожирает своих детей, и радикализация настроений, которую мы вчера увидели, лишь доказательство этого, несложно посмотреть в недалекое будущее: через две-три такие акции отсеется не только Лига избирателей, но и Удальцов покажется слишком «мягким».

     Если бы власть адекватно реагировала на требования Болотной, если бы за эти три месяца начались бы хоть какие-то сдвиги, то и протест оставался бы мирным. Но за это время, кроме очередного раунда игры в наперстки с президентскими фильтрами и регистраций партий, но при этом с запретом на блоки, мы ничего не получили. И в революции виноваты не люди, которые просто становятся все агрессивнее и злее на власть, а те, кто не слышит их требования.

    Я очень не хочу гражданской войны. Я не хочу крови и того, что тех самых «рассерженных горожан» и «креативный средний класс», тех людей, с кем я себя ассоциирую, первыми же прижмут и начнут выдавливать ультралевой политикой из нашей страны. После вчерашнего марша мне стало очевидно, что единственный способ избежать нарастания радикализации - это перестройка. Реальная, а не постановочная. Если вы там, за красной стенкой, этого не осознаете, то людей с белыми лентами и шарами окончательно заменят люди с бутылками с зажигательной смесью. И только вы, руководство нашей страны, будете нести за это ответственность. Есть только один сценарий, при котором мое поколение тридцатилетних, работающих, активных и, главное, думающих, не желающих агрессии людей может выиграть - это сценарий, при котором в стране в СРОЧНОМ ПОРЯДКЕ НАЧНУТСЯ ШИРОКОМАСШТАБНЫЕ РЕФОРМЫ.

    И не надо надеяться, что что-то рассосется и утихомирится. Вчера стало понятно, что люди будут приходить снова и снова, даже в собственный выходной. Но только если вначале это были «Акунины», «Парфеновы», то кончится это «Максимами Тесаками». Я этого не хочу! Я хочу мирной спокойной жизни в демократическом государстве!

    Пожалуйста, Богородица, пошли Путину компьютер - это наш общий последний шанс. Хотя если честно, я не верю в то, что он найдет силы пойти на перестройку, а это значит, что мы все очень быстро окажемся в смуте полного разделения общества на два лагеря и увязнем в гражданской войне. И мне до слез обидно, что при таком раскладе главным проигравшим будет опять тот самый «рассерженный средний класс», который и так все эти годы страдал в силках авторитарного режима.


Про подвиг
sobchak_xenia

     Каждый день состоит из маленьких побед и поражений. Сотни выборов, которые ведут нас в разные стороны. Сотни маленьких дел и преодолений себя, которые выстраивают цепочку нашей жизни. Эти мелкие жизненные события и формируют нашу большую жизнь. Да,  именно они,  каждодневные мелкие предательства и непредательства себя,  своих принципов,  вранье про пробки или правда про любовницу,  остановка около машины, попавшей в аварию, или непропуск пешехода на переходе — все это и создает нашу жизнь. И самый большой подвиг, это чтобы твое лоскутное одеяло жизни — всех твоих поступков,  обещаний,  клятв — было безупречным. Сидя вечером в уютной компании, ведь так приятно категориально пообсуждать подвиги. И посвятить вечер разговору о том, что подвиг это не просто побежать на амбразуру,  а побежать на амбразуру тогда, когда этого никто, абсолютно никто не видит — и ты можешь повернуться и побежать ровно в другую сторону без позора. И вот, мерно попивая коньяк в бакстеровском кресле, можно часами перетирать эти нюансы поступков,  наслаждаясь все новыми и новыми изысками потаенных смыслов. А потом можно встать и поехать в баню, наврав жене про деловую встречу,  или зажать коньячные чаевые,  или просто равнодушно отнестись к кому-то, кто нуждается в твоей помощи. Именно поэтому я презираю разговоры о подвигах так же, как разговоры о боге: он либо есть внутри, либо нет,  и живет этот внутренний бог, кстати, где-то недалеко от того места, где рождается подвиг.

    Сколько невыполненных обещаний в карманах каждого из нас? Сколько близких людей недополучили наше тепло и внимание, когда оно им было необходимо? А главное, сколько раз мы предавали себя,  свое сущее ради выгод,  карьеры и тщеславия? И вдруг оказывается, что главный подвиг — это просто не врать себе,  не предавать себя и сохранять способность мечтать и не предавать своей мечты. Каждый день мы размениваем свои мечты на сотни бессмысленных поступков и мелочей. Каждый раз идя на компромисс с собой, предавая мечту. За последнее время мне стало ясно: жизнь любит только героев, то есть тех, кто совершает главный подвиг — живет по законам сердца, а не удобства, денег или интереса. А вокруг бродят толпы некрасивых, мятых людей, предавших свою мечту. Их видно сразу — эти предали мечту о любви и живут из страха одиночества,  те предали честность и достоинство, а кто-то безвозвратно предал все и живет только внешней формой каких-то принципов.

    Жизнь жестока к предателям. Как только ты идешь на компромисс с собой и предаешь мечту, ты получаешь то, что хочешь, но взамен жизнь забирает путь подвига навсегда. Жизнь с нелюбимым человеком или лояльность власти, в которую не веришь, но у которой кормишься,  боязнь потерять карьеру,  деньги или власть — все эти амбразуры гораздо реальнее тех, полевых. И никто их не атакует,  убеждая самих себя, что все это прекрасномыслие абсурдно, а положение и власть — вещи абсолютно реальные. Но жизнь неумолима. Героев всегда видно,  им веришь,  их уважаешь,  их глаза горят другим огнем,  в них живет совсем другая энергия и сила. Они всегда выглядят молодо. Они красивы. И главное, герои всегда побеждают. Побеждают некрасивых обрюзгших людей с бегающими глазами,  которые искренне думали, что победят, выбирая удобное. Побеждают этих призраков собственной трусости и алчности, даже не стремясь никого победить.

   И в этом смысле антоним подвига — конформизм. Я узнала об этом совсем внезапно — радикально изменив свою жизнь,  перестав бояться одиночества,  перестав договариваться с собой о компромиссах,  перестав бояться что-то потерять и прекратив есть что попало в страхе остаться голодной. Я теперь не боюсь потерь, и именно потому, что их не боюсь, я удивительным образом только приобретаю — новых друзей,  любовь,  счастье,  радость от работы, но главное, ощущение того, что в моей жизни совсем нет места для душевного б…ства, и это меня наполняет такой радостной, такой звонкой энергией, что я улыбаюсь этому миру каждый день. Дай мне сил не свернуть опять в мрак серой, унылой жизни, основанной на удобных решениях, а не на совести. И сверка для жизни-подвига только одна  — свой последний день ты провел бы так, как проводишь его сегодня. И если нет, то знай, что настоящий герой каждый день находит в себе силы совершать подвиг — просто быть честным и порядочным человеком. Каждую минуту жизни. Стоя на митинге,  стоя перед урной голосования или перед вертушкой в своем чиновничьем кабинете. И, как всегда, на поле боя, где совершаются подвиги, есть трусы и предатели. Простим же их и посочувствуем. Они получат ровно то, что хотели, и умрут, не зная, что есть ощущение быть внутренне свободным,  чистым человеком и жить, правда, с вопросами не от ума, а от сердца, как завещал нам товарищ Чуров.


Отчет по Астрахани
sobchak_xenia
По этой ссылке можно скачать документ-отчет по Астрахани
 
http://ifolder.ru/29996923 

Я просто задала вопрос
sobchak_xenia
Я решила высказаться по вчерашнему инциденту на Нике.

     
     1. Я безмерно уважаю деятельность Чулпан Хаматовой. Считаю ее не просто талантливой актрисой, но человеком с большим сердцем. С удовольствием участвую в мероприятиях, деньги от которых поступают в том числе и в ее фонд, горжусь, что своим интервью с Киселевым (см. GQ) о фонде Федерация внесла свой маленький, как мне кажется, позитивный вклад в ее судебное разбирательство с этим человеком, за что Чулпан меня лично благодарила.

     2. Я никому не хотела портить праздник и момент торжества, поэтому я стояла и аплодировала вместе с залом этим двум замечательным женщинам.

     3. Но я также уважаю людей, которые ведут блоги, пишут статьи в ЖЖ и ведут, как могут, важную деятельность, направленную на продвижение ценностей свободного общества в нашей стране. Эти люди имеют право на свои мнения, вопросы и позицию по поводу участия Чулпан Хаматовой в президентской предвыборной кампании. Неважно, разделяю я мнения этих людей или нет, я не считаю их «ублюдками и бездельниками», как выразился со сцены Евгений Миронов, которые, сидя на диване, осмелились кого-то критиковать, как бы замахнувшись на святое.
     Я считаю, что каждый человек, независимо от социального статуса и заслуг, имеет право на свое мнение. И эти блогеры, обсуждавшие, заставили или нет Чулпан сниматься в ролике, и должна ли она была это делать, имели право это обсуждать.  

     4. Именно после этих слов Миронова, я решила просто задать вопрос, который волновал и лично меня, и, как мне кажется, волновал многих.
        «Если бы вы не занимались благотворительной деятельностью, стали бы вы участвовать в предвыборной компании Путина или воздержались от политической активности»?
     Это была не критика, не осуждение - просто вопрос человеку, которого я безмерно уважаю.

     5. Кто-то скажет: этот вопрос был не к месту.
     Но этот вопрос уже не первый месяц висит в воздухе и волнует многих людей. И у меня не было другой возможности, кроме как в качестве ведущей церемонии, которую транслируют на главном федеральном канале, публично расставить точки над i. Более того, я отдавала себе отчет, после этой истории меня, скорее всего, больше никогда не пригласят вести на федеральном ТВ не то что политические программы (об этом и речи быть не может), а даже развлекательные. Но я посчитала, что важнее дать Чулпан возможность ответить на этот непростой вопрос перед большой аудиторией.

    6. Реакция на право вопроса меня поразила. Агрессия на сцене, злобные выкрики каких-то личностей из зала - как будто я спросила что то неприличное. Ответа я к сожалению не получила, мне заткнули рот и еще в хамской форме отчитали за вопрос.



   7.  Я не говорящая голова, читающая по бумажке. Я прежде всего человек с гражданской позицией. И если у меня нет возможности спросить то, что мне представляется важным прежде всего для доброго имени Чулпан, при других обстоятельствах, я буду спрашивать там, где будет такой шанс. Юра "Музыкант" тоже как бы не к месту вклинился в разговор между сцеживанием грудного молока и спасением тигров. Мы все, к сожалению, всегда оказываемся не к месту, не ко времени, не ко «двору». И если мы будем этого бояться и позволять затыкать нам рот, то таких мест, где это будет уместно, никогда не появится. 


Я уже писала о проблемах русской авиации..
sobchak_xenia
Можно просто не любить пьяных — в конце-то концов, за что их любить-то?! А можно не любить пьяных с пользой — как это однажды сделала Ксения Собчак. Леденящая кровь и терзающая душу история о том, как активная нелюбовь Ксении, вероятно, спасла жизнь не только ей самой, но еще десяткам потенциальных безвинных жертв.  
Я вообще пьяных не люблю. И пить не люблю — у меня потом голова болит, туловище опухает и бессонница. Вообще вся эта пьяная эстетика в духе Андрея Васильева и поэта Орлуши, с песнями, шабашом в «Маяке», разговорами за жизнь на прокуренной кухне и трудной эрекцией мне прям-таки отвратительны. Есть в этом что-то совково-пролетарско-крестьянское. И как бы апологеты движения бухариков ни пытались придать своему пьянству вид жизненной философии протеста, эскапизма и общественного диссидентства, выглядит это по итогу все равно жалко и как-то по-свинячьи. 
У меня всегда вызывало удивление: если уж человеку плевать на здоровье, так зачем выбирать такой странный способ опущения? Даже дореволюционный декаданс с его морфием и кокаином выглядит как-то изящнее, трагичнее и, что ли, убедительней. Это из серии самоубийств: можно, конечно, выпрыгнуть из окна, чтобы все брезгливо потом оттирали твои внутренности с асфальта Москоу-сити, но уж лучше тогда вены порезать в филиппстарковской ванне под Вторую симфонию Брамса. Хотя бы красиво… 
Но это, как говорится, дело вкуса. Кому арбуз, а кому свиной хрящик. 
Проблема в другом — что при всей моей нелюбви к пьяным они меня окружают и даже, кажется, сжимают круг. На телевидении все операторы и режиссеры бухают, и не дай боже ехать на съемки в другой город, будучи единственной женщиной в съемочной группе: с утра будешь лично расталкивать звуковика и тащить камеру оператора. Бизнесмены-олигархи бухают тоже — не пьет только Прохоров, но, может, это еще и хуже. Бухают женщины — чтобы как-то оставаться в одной реальности с пьяными мужиками. И даже в Новый год по телевизору постоянно показывают пародии на в хлам пьяных людей — это, видимо, единственный понятный, объединяющий всю страну образ. Короче, бухают все. А мне что делать? Мой питерский друг Юрий Рытник уже выдвинул версию о том, что я так долго не выхожу замуж, потому что у меня не бывает пьяных случайных связей: «Понимаешь, Ксюш, вокруг и так одни м…ки, а ты еще свой чай с мятой все время пьешь и в очках с диоптриями. Конечно, шансов никаких. Брэдов Питтов тут нет, так что надо бухать. Выпил, и вот уже и Ефремов с Башировым почти что Клинт Иствуд с Киану Ривзом. А там уже проснулись, посмеялись, может, дело и заладится». Короче, пока дела не ладятся. Зато пьяные меня любят и постоянно караулят на моем жизненном пути. Иногда даже на воздушном. А надо сказать, что есть только одна вещь в мире, которую я не люблю больше, чем пьянство. Это летать. Несложно догадаться, что по закону подлости этим двум реалиям суждено было соединиться воедино, чтобы ворваться в мою жизнь. 
Рейс Москва — Нью-Йорк обещал быть легким и комфортным: девять часов полета, таблетка имована и носки из фирменного набора «Аэрофлота» должны были сделать свое дело. И вот, обложившись подушками, я приготовилась заснуть уже прямо на взлетно-посадочной полосе. Внутренний счетчик сам по себе, без дополнительных настроек приготовился отсчитывать этапы пути — как у всех контролфриков, встроенный механизм пытается хоть так проконтролировать что все в порядке. Вот стюардесса говорит о рейсе, вот правила надува жилета, вот гаснет свет, взлет, закрылки убираются, потом шасси, потом меняется режим работы двигателя — короче, вы поняли. На первой же фразе капитана стало понятно, что привычный механизм адски нарушен: «Д-добрый вечер! Эт я, ваш…капитан, ой, командир Чеплевский. Полетим в Нью-Йорк, в коротом, э-э, в карытом, э-э, в котором… » — я сразу услышала знакомые интонации оператора из «Дома-2» после смены на морозе, но после третьей попытки выговорить предложение о погоде весь бизнес-класс начал переглядываться. И тут же, как будто почувствовав недоумение пассажиров, голос оборвался, и далее уже молодецко-пионерским баритоном кто-то умный и трезвый сообщил температуру в Нью-Йорке по Цельсию. Но я-то понимала, что до Нью-Йорка еще предстояло долететь. Ласково позвала стюардессу: «А можно посмотреть на капитана? Что у него с голосом-то?» — «Да ничего-ничего, он устал немного», — доверительно сообщила мне стюардесса, как будто говорила про мужа, который бил посуду в соседней комнате. «Я бы все-таки хотела на него посмотреть», — проявила я настойчивость. «Мы уже взлетаем!» — строго сообщила мне девушка. И тут мой впавший в мгновенную панику мозг совершил неожиданное даже для самого себя. 
Я вскочила и в стиле Лужкова стала звать людей почти что на баррикады: «Люди! Отстегните ремни! Встаньте! Мы летим с пьяным пилотом!» Надо сказать, что люди тоже не дураки и, несмотря на абсурдность ситуации, начали вставать. Причем оказалось, что не только нам в «бизнесе», но и всему самолету показалось сразу, что пилот в стельку, но все как-то стеснялись сказать об этом кому-либо, кроме друг друга. Стеснительность никогда не была моим оружием, и я смело двинулась к кабине пилота. Самолет замер. Стюардессы забегали. Видя, что уже не только скандальная Собчак, но и весь самолет возмущается, нам пообещали показать пилота, если все сядут на места. И правда через пару минут к нам уверенной походкой вышел молодой человек лет тридцати и по-пионерски бодро стал шутить-хохмить. «Так вы и есть капитан Чеплевский?» — учитывая, что голос у бравого пионера напоминал голос из динамика примерно так же, как Витас Михаила Шуфутинского, вопрос был излишним. 
Волнения в самолете нарастали. «Да я вас в милицию сдам», — применил исконно советский метод запугивания старший бортпроводник. Сдайте, сдайте уже нас в милицию, а то ведь он, чего доброго, возьмет и взлетит всем назло, искренне переживала я. А дальше начался настоящий сюр. Ко мне подошел второй пилот и начал разговор по душам, отведя бочком в сторону от остальных пассажиров, видимо, почувствовав во мне предводителя восстания: «Ксенечка, вы поймите, если сейчас менять его, — говорил он, как я догадалась, о пилоте трансатлантического рейса, — то вам же хуже — весь экипаж придется менять, а это часа на три, пока самолет все покинут, пока другой экипаж вызовут из резерва. Опоздаете в целом часов на пять. Вам это надо? Машина (так обычно рекламируют трактор начальнику совхоза), — он похлопал зачем-то по багажной полке,  — добротная, он вообще ничего трогать не будет (продолжал говорить он о капитане), там же еще один пилот и плюс два сидят здесь, сменят его в середине полета. А?» — с надеждой спросил он. Я очень хотела в Нью-Йорк. Но про пьяных я знала достаточно, чтобы понимать, что есть шанс в Нью-Йорк не попасть никогда или попасть и посмертно быть признанными пособниками «Аль-Каиды». «Нет, — твердо сказала я. — Раз он уже погоду порывался объявлять за стюардесс, то штурвал точно никому не отдаст. Вырвет на хрен. Судя по голосу, мужик он крепкий. Ему уже там море по колено, а земля как небо». 
 Самое удивительное, что на этом моменте в лагере повстанцев «Боинга», названного в честь путешественника Федора Конюхова, наметился раскол. Двое грузных мужчин с Кавказа, двое рослых спортсменов и еще несколько мужчин были уже готовы лететь («на хрен нам этот геморрой с ожиданиями, чё, нормальное предложение — там же второй вроде толковый малый»). Учитывая, что у нас в принципе принято нажираться в самолетах до состояния «Иронии судьбы,  или С легким паром» и только на наших авиалиниях — обратите внимание — унизительно объявляют дополнительно, что алкогольные напитки, принесенные с собой, пить нельзя, мужики,  отнесшиеся к пилоту с пониманием, стали быстро набирать единомышленников. Спасло меня от алкотрипа, в прямом смысле этого слова, только то, что в самолете было много иностранцев, проклинающих себя в основном за то, что попытались сэкономить двести долларов на аналогичный билет на «Дельту». Не понимая русского языка, даже они смекнули, что сам факт того, что пилот все это время не выходит и сидит в кабине один (может, дремлет), достаточен для того, чтобы оказаться побыстрее в зале ожидания аэропорта. Иначе опять же ненавистное исконно-посконное отношение к собственной безопасности в стиле «кто не пьет шампанское» точно победило бы. 
Мы не полетели с капитаном Чеплевским. После десятиминутного стучания наземных служб в дверь кабины он все-таки вышел, точнее, ему помог выйти второй пилот. Пассажиров пытались отогнать, не давали снимать на телефон, но это было бесполезно. Из кабины вывалился в дым пьяный человек, которого пытались как можно быстрее увести с глаз долой, а он отмахивался и громко пытался рассказать изумленным пассажирам, что у него вчера был день рождения и ему бы просто часок поспать… Зная, что во всем будет опять виновата скандалистка Собчак, я собрала подписи, адреса и паспортные данные всех пассажиров, летевших этим рейсом, с письменным их подтверждением того, что пилот был в неадекватном состоянии. Только из-за этого письма «Аэрофлот» вынужден был признать официально, что у капитана Чеплевского был гипертонический криз, схожий по своим симптомам с состоянием алкогольного опьянения. 
Один приятель из руководства «Аэрофлота» потом доверительно сказал мне: «Ну ты пойми, нас же из скайтим выгонят к чертовой матери, если узнают, что у нас на международных рейсах такая фигня. На внутренних-то им все равно, а тут международный скандал». Зато теперь я всегда с трогательной нежностью думаю о наших братьях-американцах, которые готовы заглянуть тебе даже в анальное отверстие, лишь бы ты не провез суперопасные маникюрные ножницы. Я послушно снимаю шлепки, отдаю лак для волос 200 мл на утилизацию и, проходя босиком по холодному полу аэропорта Кеннеди, мечтательно представляю себе Чеплевского, который с песней «Лай-лай-ла-ла-ла-ла-ла-ла-ла-лай» проносится над Рокфеллер-центром… 
И замуж, похоже, я уже не выйду. Разве что за Медведева с Лужковым, которые как Дон Кихот с Санчо Пансой вдвоем борются с всенародным пьянством. Но они уже заняты…    

 Опубликовано в журнале "Русский пионер", №17, октябрь 2010г.

Вот и поужинали
sobchak_xenia

    Вывод вчерашнего вечера: в твиттере можно писать только о событиях, которые уже прошли. Недремлющий Lifenews приехал ровно через 10 минут после того, как я опубликовала в твиттере фотографию Лунгина с Немцовым из Твербуля, где Павел Семенович обмывал получение ордена.

     У нас была большая интересная компания. Мы, в составе Красовского, Глускер, Синдеевой, Немцова, Яшина, Ускова и Желнова, ужинали и рассуждали о политике. Разговор видимо был настолько интересным, что в течении часа его с таким же неподдельным интересом записывали две девушки с камерами за соседним столом. Официанты в Твербуле у меня зоркие, поэтому двух девушек с камерами вывели из ресторана под белы рученьки, предварительно настоятельно попросив стереть съемку, что и было сделано. Флешка из камеры до сих пор у меня, но наглость провокаторов не имеет предела, через 10 минут у входа в Тверубль уже стояла полиция. Видимо девушки описали какую-то свою версию происходивших событий.

     В общем, нашей веселой компании пришлось одеваться прямо в зале Твербуля и уходить через черных вход в лучших традициях «Крепкого орешка-3». Для тех, кто прямо сейчас начнет писать мне «нечего на других пенять, ты же сама снимала Якеменко в Марио», сразу отвечаю. Одно дело в общественном месте напрямую подойти к человеку и просить его дать интервью для GQ, даже при этом косясь в меню с устрицами (я человек смелый, свои оппонентам всегда говорю все в глаза и никогда не боюсь подойти, тем более с камерой). Другое дело снимать исподтишка, крысятничая и нарушая закон о подслушивании частных разговоров.

    Уверена, что у Lifenews уже сегодня будет своя версия событий про то как Собчак с компанией сотоварищей жестоко избила журналисток лайфа. Спасибо моим друзьям и зорким официантам. Единственный плюс этой истории, что теперь вы точно можете быть уверены, что в Твербуле мышам из лайфа вас снимать не дадут. Приятного аппетита! 


Видеохроника событий
sobchak_xenia
На этом видео Маргарита Романовна еще хорохорится, она не знает, что через несколько часов она бдует говорить, что ей "очень душно"..


А это еще до того, как мы нашли свидетеля из мифического МеталлистЦентра..


Вот заявления работников непрерывного цикла.. Одним почерком, одной ручкой


Вот и Кристина Бабаева!


Встречайте, редседатель территориального избирательного участка Таганского района Римма Петровна!


Финал нашего расследования о нарушениях на ИУ №117.


А напоследок, вот заявление, которое Кристина Бабаева никогда не заполняла и вообще увидела его в первый раз.


P. S. А вот здесь можно скачать и послушать записи телефонных разговоров - обзвон сотрудников МеталлистЦентра :) http://ifolder.ru/29133366


Выборы 2012. Видеохроника событий
sobchak_xenia
На этом видео Маргарита Романовна еще хорохорится, до вызова мобильной группы, она не знает, что через несколько часов она будет говорить "мне очень душно"



Это еще до того, как мы нашли свидетеля из мифического МеталлистЦентра...




Заявления от работников предприятия непрерывного цикла.. Один почерк, одна ручка.



А вот и Кристина Бабаева!



Председатель территориального избирательного участка Римма Петровна



Финал нашего расследования нарушений на избирательном участке №117








Финал вчерашнего расследования нарушений на избирательном участке №117
sobchak_xenia

?

Log in